Благотворительный фонд

Пикульский Саша

ПОМОЧЬ

Помочь детям

Введите сумму, которую вы готовы пожертвовать. Спасибо вам!

При поддержке:

Диагноз
Опухоль Вильмса, нефробластома левой почки, III стадия.
Дата рождения
01.11. 2007 г.р
Место жительства
Одесса

Родился наш мальчик 1 ноября 2007 года. Маленький богатырь — 57 см и 4700. Это был очень долгожданный ребенок, мы с мужем четыре года ждали его появления, и когда, практически отчаялись, Бог послал нам нашего ангелочка. Счастью в нашей семье не было границ, и только после появления нашего Сашеньки, мы поняли, что такое семья, настоящая полноценная семья!

Идиллия длилась до 3-х месяцев, когда мы первый раз попали в больницу им.Резника в тяжелом состоянии за счет аллергических проявлений с диагнозом атопический дерматит (по всему телу мокнущие раны, особенно головка). Доктор, заведующая грудным отделением Стобецкая С. А., к которой мы попали на лечение, сказала: «что Вы себе думали, еще день-два, и Вы попали бы с сыном в реанимацию, это же головка, открытый родничок, а у Вас такие раны».

Но как объяснить, что мы выполняли все предписания участкового педиатра, который поставила диагноз сынуле — ветрянка. И на все очередные вызова и вопросы о том, что сыпь не похожа на ветрянку, в течение месяца, нам давался ответ, это же ветрянка, у младенцев ветрянка протекает немного по-другому, мажьте все зеленкой несколько раз в день.

Тогда так домазались, что теперь у Сашеньки аллергия на все спиртсодержащие растворы. Подлечились, приехали домой, обрадовались, но ненадолго. Практически до годика мы были «постоянными клиентами» грудного отделения больницы Резника. Мне казалось, что крики моего сыночка, синие и исколотые ручки от капельниц, синячки на попке от антибиотиков, ... я запомню на всю оставшуюся жизнь.

Но судьба распорядилась иначе, много еще чего пришлось запомнить: в 11 месяцев мы попадаем в хирургическое отделение ООДКБ с диагнозом — острый гнойный парапроктит, свищевая форма. Этот страх перед операцией, крики сыночка, когда его забирали в операционную, сыночек после операции в состоянии наркоза, который сделали очень плохо, Бог судья тому анестезиологу.

Операцию назначили на 16,00 дня, а сделали в начале десятого вечера. И если бы занятость более важными операциями или просто пациентами, это просто мой крик души, ведь моему малышу ничего не разрешали давать ни есть, ни пить. Как это объяснить ребенку?! Когда наши с мужем нервы начали сдавать, и муж ушел на поиски анестезиолога, потому что только этим объяснялось откладывание операции, на час, на полчаса, еще на сорок минут, и так далее... Никто из медперсонала не мог его найти.

И вместо того, чтобы извиниться за такое опоздание, этот доктор подходит к операционной с чашечкой чая и возмущенно говорит, что случилось, что за поиски — я уже здесь, и чаю нельзя выпить? У нас не было слов, а что мы могли сказать, ведь не ругаться же с ним перед операцией? После такого наркоза, наш малыш отходил почти четыре часа в постоянном крике. Это был сущий кошмар. Но мы пережили и это. Подлечились, приехали домой, а дома, как говорят и воздух лечит. Пошел второй годик, аллергии нас стали доставать реже.

Как, говорили сами доктора, потихоньку перерастали. Не смотря на все эти болезни, больницы, лекарства, капельницы, уколы, боязнь сыночка ко всем посторонним людям, даже крестных он боялся, крестная по неосторожности пришла в белой курточке, так сыночек так кричал, не надо мне больше коль-коль, я уже не болею..., наш ребенок развивался очень быстро: начал ходить в 10,5 месяцев, в 1,2 он знал все цвета (даже различал салатовый от зеленого, синий от голубого), разговаривать начал очень рано, к двум годам Сашенька выучил все буквы, все говорят: молодцы родители, да какие же мы молодцы, он сам их выучил благодаря говорящему букваренку, обучающим мультикам, которые сам просил включить: «Мама, включи мне мультик про зайчика, буду учить с ним буквы».

Мы не могли и не можем нарадоваться на нашего сыночка. К тому же он растет таким добрым, не обидит даже муравья. Как-то увидела муравья возле его кроватки, ну и хотела уничтожить, а он говорит: «Мама ты его на улицу отпустишь, у него ведь детки, да?» Как он любит цветочки, мы живем в частном доме, и цветами украшает двор наша бабушка, наверное, она и привила любовь к ним, он их и сажает, и поливает, и пропалывает. Все только и поражаются, какой у Вас замечательный сыночек. В 2,0 годика, благодаря дедушке и папе, он уже различал и знал названия всех инструментов: и молоток, и пила, и гайка, и болт, и болгарка, и сварка, а как он любит забивать гвоздики. Ну конечно, и шкодливый немного, как все детки. В общем, любимый и единственный ребеночек. Когда, казалось, все понемногу наладилось, и можно было жить дальше и радоваться жизни, судьба преподнесла очередной неприятный подарок: в феврале 2010 года заболел муж, пришлось прооперировать — спинная грыжа, варикозный радикулит.

Стало очень туго и тяжело. Ведь я в декрете с сыночком, а он единственный кормилец. Но мы пережили и это. Муж вышел на работу раньше, чем положено после операции, и из-за этого у него теперь сильно хромает здоровье. Вроде жизнь опять стала налаживаться, стали готовить Сашеньку к садику. И вот 12 июля мы первый раз пошли в садик, но ненадолго через четыре дня мы заболели простудой. И началось, неделю ходим, две с простудой дома. Сначала хотела все это бросить, и сидеть с ним дома, но понимала ребенку надо развитие, общение с другими детками, ведь впереди школа — надо его адаптировать к жизни в обществе. И вот очередная простуда, затяжной бронхит, затем отит, затем конъюнктивит. Все это он переносил очень тяжело, начались проблемы с аппетитом, он стал вялым, грустным, малоподвижным, появились сильные синячки под глазками, странная температура прыгала то 36,6, то 37,5. Ел очень плохо, когда спрашиваю, что случилось, что болит? Он говорит — я устал, и держался иногда за животик.

Я вызвала педиатра, чтобы она прослушала и осмотрела ребенка, после чего она сказала сдать анализ крови. Как нам сказали, результаты анализов были характерны для простуды. С 20 на 21 сентября 2010 года я переодевала Сашеньку, и он поднял ручки вверх, чтобы одеть футболочку, я заметила у него с левой стороны на боку на уровне животика какую-то припухлость. Спрашиваю: «Болит?», — «Нет». Немного надавливаю: «Болит?», — «Нет». Испугалась, конечно, так, аж ноги подкосились. Но ребенку то страх нельзя показать. Думала, может печень, может поджелудочная, может, может. Ведь я же не доктор.

Пол ночи просидели с мужем в Интернете, и так делаем запрос, и так, но ведь это все предположения, в плохое верить, то не хотелось. Дождались утра, звоню записаться на УЗИ Центр Резника, все занято на семь дней вперед. Могут записать, возможно, на 23 сентября. Я записываюсь, а у самой душа не на месте.

Перезваниваю на УЗИ опять, и прошу нас принять хотя бы 22. Доктор, которая делала УЗИ, дай ей Боже здоровья за ее понимание и доброту, выслушав мои объяснения, почему так срочно надо и что беспокоит ребенка, предложила нам приехать утром к их открытию, до всех записей на очередь, и она нам сделает УЗИ. Как заходили мы в кабинет, я помню четко, в душе теплилась надежда, что все не так страшно, все будет хорошо.

Но когда нам сказали, что это за припухлость, у меня земля ушла из-под ног, у меня внутри все горело, все кричало, все протестовало, мне хотелось себя ущипнуть, и проснуться от страшного сна, я не верила, что это происходит с моим любимым, единственным, родненьким человечком, это происходит с нами. Но ведь надо было сдержаться, продолжать улыбаться этому солнышку, несмотря ни на что.

И самое страшное, как объяснить ребенку, почему мы вместо дома, едем в другую больницу, почему там ночуем, почему ему колют самолетики (так мы назвали катетеры) в ручки, зачем берут кровь, я ведь не болею, мама? Даже, когда мы ехали в Киев на консультацию, я в душе надеялась, что это какая-то ошибка.

Да, теперь, я понимаю, все что происходило с нами, а вернее с моим сыночком до этих дней, это было невыносимо трудно, но переживаемо. Сейчас у нас начался ад. Мы придумали историю, что нам всей семьей надо подлечиться, и в Киев мы ездим в санаторий. Укольчики и самолетики делают и Саше, и маме, и папе. Нам надо немного потерпеть, и мы все будем здоровы. Однажды он спросил, а почему у меня здесь мягко, а тут (показывает на опухоль) твердо? Мы придумали сказку, что там, где твердо, в животике поселился злой микроб, и мы лечением его оттуда выгоняем, осталось еще чуть-чуть. Но это для него мы говорим сейчас, а что говорить дальше? Каждый день сердце разрывается на части, когда он все чаще и чаще придерживает больной бочок. Спрашиваем, сыночек — там болит? А он говорит, нет, я ведь мужчина, и просто молча, уходит. Какой же он сильный, мой маленький герой-мученик, ведь ему нет еще и трех лет. Я спрашиваю у Бога, неужели этот ангелочек мало настрадался за свою такую маленькую жизнь?

Даже медсестры удивляются, что он только скривится, и ни разу не заплакал, ни во время капельниц, ни когда «комарик кусает пальчик», а еще и рассказывает им разные истории. Я верю, что он справится и с этим страшным испытанием в жизни! Он у меня самый сильный, добрый, умный и понимающий ребенок в мире! Он победит эту болезнь, не смотря на страшный диагноз — нефробластома левой почки, III стадия.


Опухоль Вильмса — это эмбриональная аденомиосаркома почки. Она встречается преимущественно в детском возрасте и достаточно часто сочетается с пороками развития других органов и систем. Опухоль в виде узла может обнаруживаться в любой части почки, и что самое страшное, достаточно быстро растет и имеет большую склонность к метастазированию, что происходит при вовлечении в опухолевый процесс сосудов почки, по которым и происходит диссеминация.


Предположительно, стоимость операции составляет от 10 000 гривен до 10 000 долларов.

Все зависит от того, как поведет себя организм ребенка во время операции. Затем предстоит курс послеоперационной химиотерапии, длительность которого определят после гистологии удаленной опухоли.

Предположительно лечение после радикальной нефрэктомии (удаление почки и всех пораженных органов) по нашему диагнозу Опухоль Вильмса стадия III такова: химиотерапия в течение 24-65 недель совместно с лучевой терапией. Какое количество препарата Космегена нам потребуется мы пока, и предположить не можем до проведения операции. Его стоимость ошеломляет, 1 флакон Космегена стоит в пределах 70 евро. А ведь еще и другие медикаменты, шприцы, системы,

Только томография при установлении диагноза нам обошлась в 1045 грн., мы сами купили все препараты для химиотерапии перед операцией.


Сейчас наша семья прилагает все усилия, чтобы собрать деньги на операцию и лечение нашего сыночка.

Но уже понимаем, что в одиночку справиться с такой бедой мы не сможем, поэтому обращаемся ко всем людям с мольбой и просьбой помочь спасти нашего сыночка, наше счастье, нашу радость, нашу надежду, нашу жизнь.

Помогите вернуть детство и нормальную жизнь этому маленькому, но такому сильному духом человечку. Заранее благодарны всем за Вашу помощь!

Спасибо р/а «Бомонд» за бескорыстную помощь в размещении огромного количества бигбордов. Общее количество щитов 60 шт.

 


Алла очень благодарна всем, кто помогает им вылечить единственного, долгожданного сыночка!